Click to order
ВАШ ЗАКАЗ
Total: 
E-mail
Телефон
Промокод
БЛОГ

Химия вкуса: откуда в эспрессо Пино Нуар?

Связать вкус кофе с информацией о его происхождении – одна из задач бариста, выступающего на чемпионате. Победитель World Barista Championship 2017 Дейл Харрис считает, что это самая сложная вещь и лично для него стала фактически Святым Граалем всей подготовки.

Как описать кофейным судьям вкусовой образ зерна, не сообщая о нем привычных фактов? Идея пришла к Дейлу на выставке современной парфюмерии в Лондоне, а воплотить эту идею в жизнь помогла наука – анализ кофе методом газовой хроматографии/масс-спектрометрии GcMS. Цель анализа – найти химические соединения, прямо связанные с определенными вкусоароматическими характеристиками зерна. Результат был представлен кофейному сообществу в пятнадцатиминутном выступлении-презентации бариста на мировом чемпионате в Сеуле. Эспрессо, капучино и авторский напиток были описаны через химические соединения, выделенные методом GcMS.

 


Капучино

- furfural /фурфурол. Продукт реакции Майяра, который мы связываем с карамельными и хлебными нотами. Здесь это гранола.
- acetol/ацетали. Соединение, которое мы воспринимаем как сладость коричневого сахара.
- 3-furaldehyde/3-фуральдегид. Благодаря ему мы чувствуем специи и мягкую сладость, а в сочетании с молоком – это вкус вареной в специях груши.

Эспрессо

- 2 -Methyl-propanal /2-метилпропаналь. Ассоциируется с ароматами спелых фруктов, в эспрессо отвечает за сладость и баланс, а по вкусовым ощущениям для данного кофе это гранат.
- 2-furanmethanol acetate/2- фуранметанол-ацетат. Сладкие фруктовые ароматы, для данного эспрессо – мед.
- D-limonene/d-лимонен и 2-acetyl pyrrole/2-ацетилпиррол. Вдвоем эти соединения ассоциируются со вкусом и ароматом цитрусовых, для данного эспрессо – карамелизованный апельсин.

Взаимодействие всех химических компонентов дает эспрессо среднюю сладость, средневысокую кислотность, среднее тело с приятным послевкусием Пино Нуар.

Авторский напиток

В авторском напитке Дейл усилил три главных ароматических компонента своего кофе, найденных методом GcMS.
- 1-methyl 1H-pyrrole/1-метил 1H-пиррол. Ассоциируется с растительными и травяными нотами. В авторском напитке отвечает за приятную горечь. Усилен за счет добавления к эспрессо настойки японского улуна.
- 2.6 dimethyl-pyrazine/2.6 диметил пиразин. Ассоциируется с ароматом сладкого какао. В авторском напитке отвечает за сладость и усилен настоем какао, ферментированного молочными бактериями.
- 2.3 hexanedione/2,5-гександион. Ассоциируется со вкусом сливок. В авторском напитке усилен сывороткой, приготовленной из молока с добавлением лимонной кислоты. В сочетании с апельсиновой кислотностью эспрессо дает новый сложный вкус.

Как преодолеть разницу между личным сенсорным опытом и сенсорным опытом судей? Можно ли подойти на шаг ближе к действительно объективной оценке качественных характеристик кофе? Дейл считал, что получить какие-то ответы на эти вопросы поможет анализ кофе методом газовой хроматографии/масс-спектрометрии.

Воплотить эту сначала довольно расплывчатую идею в жизнь помогли коллеги и друзья из ресторанной сферы, которые познакомили Харриса с Яном Фиском, доцентом кафедры химии пищевых продуктов в Ноттингемском Университете. В то время аспирантка Фиска Глория Ли как раз писала диссертацию по ароматам в кофе и уже имела опыт научной работы совместно с Мортеном Мюнчоу (Coffee Minds) на тему определения дефектов обжарки.

С помощью Ли команда Харриса определила конкретную цель работы – выделение химических соединений, прямо связанных с определенными вкусоароматическими характеристиками зерна, а также методологию для анализа кофе и результатов. Почти сразу стало очевидно, что из-за графика соревнований времени хватит только на анализ для проверки идеи и метода, а не на научный эксперимент, доказывающий связь между средой произрастания и органолептическими качествами зерна.

Чтобы напрямую связать результаты GcMS анализа с сенсорным впечатлением от напитков, которые Дейл собирался готовить судьям, решили проверять, прежде всего, заваренный кофе. Рецепты заваривания надо было придумать заранее, чтобы максимально полно воссоздать возможные профили экстракции в Сеуле. Команда использовала одни и те же профили обжарки, время обжарки и период «отдыха» после обжарки для каждого из образцов. Также была учтена важность самой обжарки как переменной: при более удачно подобранном профиле у зерна возрастет качественный потенциал.

С большим количеством времени более строгий подход включал бы анализ нескольких шотов для каждого рецепта, чтобы определить и отделить разницу в химических компонентах из-за экстракции от разницы в химических компонентах, обусловленной конкретными разновидностями, высотой, количеством тени, а также разными обжарками.

Часто такие признаки как кислотность связывают с разновидностью, высотой или способом обработки, но возможность попробовать разные лоты, которые отличаются друг от друга только одной характеристикой, чтобы проверить эти теории, выпадает редко.

Последние несколько лет Дейл работает на обжарочном производстве, которое получает зерно разных сортов и способов обработки с нескольких ферм по модели прямой торговли. Поэтому у команды была возможность выбрать и проанализировать кофейные лоты, отличающиеся буквально одним-двумя параметрами.

Для анализа взяли три образца

1. Эль Сальвадор, ферма Los Brumas, разновидность арабики SL28, мытая обработка, микролот, выращенный под тенью лесных деревьев.
2. Эль Сальвадор, ферма Los Brumas, разновидность арабики SL28, мытая обработка, стандартный лот.
3. Эль Сальвадор, ферма Los Brumas, разновидность арабики бурбон, мытая обработка, стандартный лот.

В лаборатории создали условия, максимально приближенные к условиям чемпионата:

- каждый кофе заваривали по рецепту для соревнования: 19,8 грамм молотого кофе, 44 грамма эспрессо на выходе, время экстракции 30-32 секунды. 
- из каждого эспрессо немедленно брали образец и помещали в пробирку, чтобы сохранить температуру. Оставшийся кофе пробовали, чтобы определить соответствует ли он понятию «сбалансированная экстракция» (не кислый, не горький, не переэкстрагированный).
- из-за ограниченного пространства в лаборатории шоты были сварены на Linea Mini, но по профайлу Black Eagle: температура 93.5С, давление 8.8 бар, корзинки на эспрессо 20 грамм.
- состав воды соответствовал составу воды на WBC.
- кофе был смолот на K30 Air с новыми жерновами.

Все эти параметры потенциально повлияли бы на результаты, как обжарка и методология заваривания.

Для молочного напитка был сварен дополнительный шот из образца 1: 19.5 грамм кофе, 40 грамм эспрессо на выходе, те же настройки кофемолки, что и на эспрессо. Разница между анализом этого образца и образцов эспрессо использовалась в презентации молочного напитка.

Каждый GcMS анализ занял примерно 40 минут. Некоторые данные команда видела сразу, чтобы понимать, что тестовая программа сработала правильно. После окончания тестов Глория собрала все полученные данные в читаемые и понятные людям, далеким от науки, результаты.

Далее команда Дейла из этих результатов составила списки компонентов, которые присутствуют в максимальной концентрации в каждом напитке и воспринимаются человеком. Компоненты были привязаны ко вкусовым дескрипторам для эспрессо и капучино. Для судей сделали сенсорный сет, чтобы дать им почувствовать эти компоненты отдельно от кофе, карточки с визуализацией.

Подводя итог работе, Дейл говорит, что было бы легко описать всю подготовку как основанную на научном подходе, но честнее сказать, что команда использовала научный метод анализа, чтобы исследовать глубже конкретный кофе. Настоящий научный подход задавал бы гораздо больше вопросов, делал бы менее глобальные выводы и требовал бы больше объяснений, чем подходит для чемпионата бариста. Дейл надеется, что в будущем индустрия спешиалти кофе будет гораздо чаще использовать метод газовой хроматографии/масс-спектрометрии GcMS, чтобы лучше понимать вкус и рассказывать о нем другим.

Материал подготовлен на основе статьи Дейла Харриса о подготовке к WBC 2017 и на основе презентации бариста в финале WBC 2017.
СТАТЬИ