Click to order
ВАШ ЗАКАЗ
Total: 
E-mail
Телефон
Промокод
БЛОГ

Биржа как константа: эволюция эфиопского кофейного рынка I.

Эфиопия – страна с богатейшей кофейной историей и может многое рассказать нам о регулируемых государством аукционах. В 2018 году Эфиопская товарная биржа ECX отпраздновала свое десятилетие, а за год до юбилея в работе организации произошли несколько серьезных изменений. Десятилетие биржи и реорганизация ее работы – хороший повод посмотреть, как прошлое сформировало настоящее, и проанализировать, что нынешняя система может предложить фермерам, трейдерам и обжарщикам.

Это первая часть статьи Exchange is the Only Constant. The Evolution of Ethiopia’s Commodity Marketplace, написанной Крисом Корманом и впервые опубликованной в Roast Magazine.


Начало

Бывшее королевство Каффа (современная западная Эфиопия) и плато Бома в Южном Судане считаются родиной арабики. Эти земли до сих пор могут похвастаться самым большим естественным генетическим разнообразием видов кофе. Но сама Эфиопия не всегда была центром кофейного сельского хозяйства. Народ оромо отказывался от коммерциализации арабики, считая это оскорблением богов – кофейное зерно было подарком высшего божества Вака/Waqa.

Если пить кофе в Эфиопии начали очень давно, то выращивать в больших объемах как экспортный товар стали относительно поздно. Этому мешала раздробленность страны. Только на рубеже 19-20-х веков при Менелике II Эфиопия стала единой империей и начала экспорт кофе в больших объемах.

В христианской Эфиопии повсюду росли дикие и садовые кофейные деревья. Однако по общему мнению христиан, населявших южные и западные регионы, в появлении культуры кофепития «виноваты» мусульмане из Харара. Это был процветающий центр торговли и религии, достигший пика могущества и культурного влияния в 15-16 веках. Поэтому вполне вероятно, что именно там суфий из Йемена выпил свою первую чашку кофе и оттуда примерно в 15-м веке этот напиток начал победное шествие по миру.

Хотя некоторое количество эфиопского кофе перевозилось в Европу через Харар, большая часть зерна вплоть до первых десятилетий 20-го века шла через Йемен как «мока». Название экспортного порта Мокха (Мокка), откуда кофе вывозили в 16-17 веках, быстро стало метонимом для нового товара. 

В коммерческих масштабах арабику на юге Абиссинии стали выращивать, вероятно, в начале 19-го века при Сахле Селассие. Его внук Сахле Мариам – известный как император Менелик II – во многих отношениях был первым строителем современного государства Эфиопия. Менелик и его армия силой или политическим влиянием объединили народы Абиссинии в конце 1880-х, а в 1896 году изгнали итальянскую оккупацию.

В тот период уровень развития сельского хозяйства в Эфиопии сильно отличался от региона к региону. На севере процветало мелкое землевладение – земля переходила по наследству; на западе земли считались более-менее общественными. На юге, где сопротивление объединению Менелика II было самым сильным, военные силы новой империи стали де-факто помещиками.

В последние годы правления Менелика II кофе приобретает все большее значение как экспортная культура. Отчасти это может быть связано с открытием железной дороги и порта в Джибути. Второй фактор растущей экономической значимости кофе в Африке – неустойчивые поставки арабики из Тихоокеанского региона из-за эпидемии кофейной ржавчины на Цейлоне (современная Шри-Ланка) в 1869 году.

На рубеже 19-20-х веков эфиопское правительство организует публичные аукционы. Одну десятую часть урожая производители отдают как налог правительству, которое перепродает «налоговое» зерно на аукционе. Экспортный налог буквально равнялся разнице между стоимостью зерна на ферме и FOB (free on board или цена доставки на борт экспортного судна). Из-за чрезмерного налогообложения в Эфиопии появился черный рынок кофе, экспортируемого как кофе из соседней страны. Тем не менее, Менелик II заложил основы для создания новой кофейной империи. Благополучие империи зависело от производства, а от него зависело благосостояние мелких землевладельцев и государства.

Менелик умер в 1913 году от последствий инсульта, перенесенного в 1909 году. В этот период страной правила его третья жена Тайтул Бетул. Императора похоронили тайно, опасаясь волнений. Назначенный Менеликом наследник Иясу председательствовал как правитель, но не был коронован. В 1916 году министры страны заменили его старшей дочерью Менелика императрицей Зевдиту. Это была первая женщин из Соломоновой династии, получившая титул Королевы со времен царицы Савской. Но позже Зевдиту сместил ее двоюродный брат, которого министры назначили регентом и наследником. Его звали Рас Тафари Маконнен, и он претендовал на звание Императора и принял имя Хайле Селассие в 1930 году.


Фото Genuine Origin


Сельское хозяйство, кофе и политика, ведущие к современной эпохе

Император Хайле Селассие I постепенно укреплял и модернизировал власть по всей стране и во всех отраслях, в том числе, в кофейной индустрии. После возвращения императора из ссылки и повторного изгнания итальянцев в 1941 году производство кофе выросло еще больше. 

Укрепление власти и кофейной отрасли

Курс Селассие поддерживало его правительство. Селассие хотел снизить политическую и военную активность и силу влиятельных региональных землевладельцев. Император дарил большие участки пахотной земли в обмен на централизацию вооруженных сил и создание регионального административного аппарата. Небогатые мелкие фермеры, однако, не могли выдержать экономическое соперничество с крупными поместьями, а
кочевые народы покидали свои территории из-за угрозы оказаться в рабстве. Процветали богатые землевладельцы, а Эфиопия превратилась в кофейное государство. В 1930-1940-е годовой объем производства кофе в Эфиопии составлял в среднем 9 300-17 700 тонн, ко второй половине 1950-х – уже 50 000 тонн.

В мировом рейтинге экспортеров кофе Эфиопия идет вверх при Менелике II, а при Селассие выходит в первую десятку. При этом рост экспорта сдерживается высоким внутренним потреблением – примерно 50% урожая остается внутри страны. Более точно цифру определить сложно, так как мелкие фермеры пьют выращенный кофе до того, как их урожай попадет в официальный отчет.

К сожалению, при монархии Селассие изменения в земельном законодательстве в пользу богатых привели к еще большему обеднению значительной части населения страны. Неравенство росло и достигло критической массы в 1973 году. В провинции Уолло разразился голод, унесший 300 000 жизней. До недавнего времени основной причиной голода называли засуху, но сегодня большинство источников согласны с идеей экономиста и философа Амартия Сена. Он утверждает, что массовый голод случился по причине недостаточной покупательской способности среди бедных в сочетании неразвитой инфраструктурой и невозможностью доставить помощь в районы, терпящие бедствие. Это результат репрессивного авторитарного режима.

Падение режима Селассие и Дерг

Бездействие перед лицом продовольственного кризиса привело к коммунистической революции, которая положила конец режиму Селассие и семи векам Эфиопской империи. По мнению историка Тешале Тибебу Селассие стал «последним христианским монархом древнейшей христианской монархии в мире» (статья «Эфиопия: земля, сельское хозяйство, политика, 1941–1974 гг.» в «Энциклопедии африканской истории»). В течение следующих 15 лет страной правил Дерг, совет из 120 избранных военных чиновников, пока следующий крупный голод не положил конец гражданской войне. 

Дерг сыграл решающую роль в перестройке сельскохозяйственного ландшафта, отдав большую часть крупных земельных владений мелким фермерам. Поэтому сегодня 95% кофе страны выращивается на участках площадью 2 гектара или менее. Большая часть земли по-прежнему считается общественной: «владеет ей государство, а граждане «арендуют».

Председатель Дерга Менгисту Хайле Мариам официально отменил организацию в 1987 году, но ее лидеры сохранили позиции в правительстве, а сам Менгисту стал президентом новой республики до 1991 года. В 1991 году после многочисленных восстаний в регионах и ряда политических геноцидов Менгисту был свергнут Народно-революционным демократическим движением. Бывший лидер попросил убежище в Зимбабве.

В 1990-х годах после многих лет диктатуры Эфиопия изменила курс на либерализацию рынка и улучшение цен для фермеров, частично следуя рекомендациям Международного валютного фонда и Всемирного банка.


Фото Genuine Origin


Либерализация и кооперативы вместо аукционов

В течение практически всего 20-го века ежедневные аукционы были обычным делом как в Аддис-Абебе (около 80% продаваемого на аукционе кофе), так и в городе Дире-Дауа недалеко от Харара. «В аукционном зале на продажу выставили двадцать мисок с кофе. Каждая емкостью несколько килограммов. Для каждого лота указана основная информация о регионе произрастания», – пишет в отчете Иоаким Мутуа, сотрудник продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН.

Доктор Флориан Шефер (SOAS, Лондон), защитивший диссертацию на тему аграрных изменений и коммерциализации сельского хозяйства в Эфиопии в секторе кофе и цветоводства, говорит о коррумпированности аукционов в Аддис-Абебе и Дире-Дауа. Трейдеры часто покупали собственный кофе, что позволяло манипулировать ценами. При этом происхождение кофе было полностью прозрачным.

Покупка трейдером своего же кофе не имеет смысла, если вы не смотрите на нее с точки зрения самого трейдера. Допустим, трейдер покупает кофе непосредственно у фермера и хочет его экспортировать. Кофе на экспорт по закону надо провести через аукцион (это облагается налогом), поэтому трейдер вводит свой кофе в систему, а затем выкупает и забирает. В этом случае стоимость кофе на аукционе не имеет значения – трейдер просто платит сам себе за свой кофе. Конечно, другой агент может попытаться перебить цену, но пока у трейдера достаточно денег для уплаты налога, конечная цена не имеет значения, кроме образца, с которого возьмут налог. То есть недооцененный кофе стал нормой, поскольку позволял избегать высоких налогов. Механизм точного определения настоящей рыночной цены на аукционах сломался. Осталась только сложная, но прозрачная цепочка поставок.

Многочисленные изменения в законодательстве, высокие налоговые ставки в периоды правления Селассие и Дерга стали причиной контрабанды эфиопского кофе через другие страны. Курс на либерализацию рынка в 1990-х годах прекратил существование Эфиопской корпорации по маркетингу кофе/ Ethiopian Coffee Marketing Corporation, контролировавшей более 80% кофейного рынка. Вместо нее появились две общественные компании, которые потом были замещены частными экспортными компаниями, скупавшими кофе на аукционах. В числе других реформ того периода: отмена квот, сокращение и стабилизация налоговых кодов для борьбы с контрабандой.

Традиционно мелкие фермеры продавали свой урожай местным лицензированным коллекционерам sebsabies, а те – представителям лицензированных складов akrabies. Последние доставляли кофе на аукцион, где зерно оценивали и продавали на экспорт.
В конце 1990-х и начале 2000-х годов Эфиопия сделала первые попытки работать по принципу прямой торговли, разрешив фермам и кооперативам продавать кофе напрямую akrabies, а иногда и экспортерам.

Примерно в это же время стали появляться известные зонтичные бренды/союзы кооперативов. Первым в 1999 году сформировался Оромия, за ним – Сидама, Йиргачефф и Каффа. Кооперативы не только обрабатывали кофе своих членов, но и давали дополнительное преимущество – сокращение цепочки поставок, что потенциально могло повысить цены для фермеров. Тем не менее, sebsabies оставались важны как те, кто доставляет ягоды, хотя и не ответственны напрямую за их покупку у мелких фермеров. Новые системы теперь могут дать реальную поддержку мелкому фермерству в вопросах переговоров и ведения сельского хозяйства.

Но пока мелкие землевладельцы и частные трейдеры в Эфиопии были информационно «отключены» от международного рынка. Механизмы определения цен работали плохо, логистика была и рискованной, и сложной, а с действующей сложной системой торгов у фермеров было очень мало шансов выйти на международный рынок.

Часть вторая.

Источник: Exchange is the Only Constant. The Evolution of Ethiopia’s Commodity Marketplace
Статья впервые вышла в Roast Magazine
СТАТЬИ